Почему биткоин взлетит. Часть 1: Генезис и природа денег

Мы публикуем цикл статей автора Виджайя Бояпати (Vijay Boyapati) под названием The Bullish Case for Bitcoin, в которых он раскрывает природу биткоина и эволюцию денег в целом, а также раскрывает главные атрибуты и преимущества первой криптовалюты, предсказывая то, как она со временем может вписаться в нашу жизнь.

Когда биткоин в 2017-м достиг новых ценовых рекордов, дальнейшая «бычья» тенденция стала для некоторых инвесторов очевидной. Для других вложения в цифровую валюту, не поддерживаемую какой-либо ценностью или государством, по-прежнему выглядит как средневековая тюльпаномания или пузырь доткомов. Ни то ни другое нельзя назвать истиной: тенденция на повышение выглядит очень соблазнительно, но она далеко не очевидна. Сегодня существует значительный риск, связанный с инвестициями в криптовалюту, но, как я объясню дальше, с ними связан и огромный потенциал.

Генезис

До недавнего времени не было возможности перевести средства получателям без какого-либо доверенного третьего лица вроде банка или государственного института. В 2008 году Сатоши Накамото, личность которого до сих пор неизвестна, опубликовал своё решение задачи византийских генералов. Решение Накамото и система, которую он построил, позволили впервые в истории произвести быструю транзакцию в удалённый регион без необходимости в доверенных лицах. Значимость создания биткоина для экономики и компьютерной науки настолько высока, что было бы вполне справедливо номинировать Сатоши на Нобелевскую премию по экономике и Премию Тьюринга одновременно.

Для инвесторов большую значимость имеет появление нового вида цифровых активов, а именно биткоинов. Биткоины — это цифровые токены, созданные в одноимённой сети в процессе так называемого майнинга. Добыча биткоинов в чём-то аналогична добыче золота, за исключением того факта, что в нашем случае она ведётся по заранее подготовленному плану и предсказуемой схеме. Максимально возможное количество биткоинов в системе — 21 млн. На момент написания статьи большинство из них (16,8 млн.) уже намайнено. Каждые четыре года количество добываемых биткоинов сокращается вдвое, а к 2140 году их добыча должна прекратиться совсем.

Биткоины не поддерживаются какой-либо материальной ценностью, государством или компанией, что ставит перед инвесторами справедливый вопрос: в чём же их ценность? В отличие от акций, облигаций, недвижимости или даже товаров вроде нефти и пшеницы биткоины нельзя оценивать, используя стандартный анализ дисконтированных денежных потоков или спрос на их использование при производстве товаров более высокого порядка. Биткоины попадают в категорию, известную как денежные товары. Их стоимость устанавливается теоретически: каждый участник рынка оценивает товар, исходя из предположений о том, как оценят его другие. Чтобы понять теоретический характер денежных товаров, нам нужно исследовать происхождение денег.

Происхождение денег

В ранних сообществах торговля между группами людей велась посредством бартера. Крайняя неэффективность, присущая бартеру, резко ограничивала масштабы и географический охват торговли. Основной недостаток такой торговли — необходимость двойного ответа потребностям. Например, производитель яблок может хотеть торговать с рыбаком, но, если рыбак не захочет покупать яблоки в тот же момент, торговля не состоится. Со временем у людей возникло желание коллекционировать определённые предметы (например, ракушки, зубы животных или куски кремния) из-за их редкости или символической ценности. В действительности, как утверждает Ник Сабо в своём блестящем эссе о происхождении денег, стремление к коллекционированию дало раннему человеку отличное эволюционное преимущество над его ближайшими биологическим конкурентом — homo neanderthalis.

Первичными и полезнейшими с точки зрения эволюции функциями коллекционирования были хранение и передача ценностей.

Коллекционируемые предметы по своей сути стали «протоденьгами». Именно они оказались первым инструментом торговли, потеснившим бартер, и позволили передавать ценности из поколения в поколение. Однако в палеолитических обществах прецеденты торговли и передачи ценных предметов были ещё довольно редки. В отличие от современных денег они служили скорее хранилищем ценностей, нежели средством обмена. Сабо объясняет:

По сравнению с современными валютами примитивные деньги имели очень низкую скорость оборота: их можно было передать лишь несколько раз в жизни среднестатистического человека. Тем не менее долговечный коллекционный объект, который сегодня мы назвали бы реликвией, не теряет стоимость и даже набирает её с каждой последующей передачей. Собственно, это и сохраняло «рентабельность» древних сделок.

Ранний человек встретился с серьёзной теоретической дилеммой, выбирая, какие предметы коллекционирования ему собирать или создавать. Какими объектами хотят обладать другие люди? Правильно ответив на этот вопрос, владельцы самых востребованных объектов могли осуществлять торговлю и наращивать свой капитал. Некоторые индейские племена, например наррагансетты, специализировались на производстве бесполезных предметов, которые тем не менее ценились в торговле. Стоит отметить, что принцип «трейдинга» также присутствовал: чем раньше вы спрогнозируете общественную потребность, тем большую прибыль сможете получить, исходя из разницы в цене сейчас и в недалёком будущем. Кроме того, покупка таких товаров в надежде на то, что они станут новым хранилищем ценности, ускоряет процесс их признания в этом новом качестве. Этот, казалось бы, цикл на самом деле представляет собой петлю обратной связи, побуждая общество приходить к одному мерилу ценностей. В терминологии теории игр это называют равновесием Нэша. Достижение равновесия Нэша при выборе хранилища ценностей — одно из главных преимуществ для любого общества, поскольку оно значительно упрощает торговлю и разделение труда, прокладывая путь к появлению цивилизации.

На протяжении тысячелетий человеческие сообщества росли, торговые пути между ними развивались, а мерила ценностей конкурировали друг с другом. Торговцы столкнулись с выбором, сохранять ли выручку в предметах ценностей своего сообщества; тех, с кем они торгуют; или же поддерживать баланс между тем и другим. Преимуществом сохранения сбережений в «валюте» соседей была возможность и в дальнейшем проводить с ними сделки. У торговцев, владеющих предметами ценности соседей, был стимул поощрять их признание в своём сообществе, поскольку это увеличивало покупательную способность их собственных сбережений. Такие коммерсанты обогащали не только себя, но и сообщества в целом. Два общества, пришедшие к одному мерилу ценностей, замечали существенное снижение издержек при сделках и сопутствующий расцвет торговых отношений. В XIX веке, когда большая часть цивилизованного мира сошлась в едином мериле ценностей — золоте, был зафиксирован крупнейший в истории всплеск торговли. Лорд Кейнс посвятил этому периоду следующие строки:

До чего необычный эпизод в экономическом прогрессе… Любого человека со способностями или характером выше среднего жизнь сама выталкивала в средний или высший класс, предлагая удобства, комфорт и товары, выходящие за пределы, доступные монархам и вельможам прошлых веков. Житель Лондона, потягивая утренний чай, может спокойно заказать различные продукты со всего света по телефону в таком количестве, которое сочтёт нужным. И ему непременно принесут заказ прямо к двери.

Продолжение следует…