Мнение: Готов ли венчурный капитал работать с компаниями, у которых нет основателей

Хемант Танеджа (Hemant Taneja) — выпускник Массачусетского технологического института, создатель Isovia Software и управляющий партнёр венчурной компании General Catalyst. В статье, опубликованной на сайте TechCrunch, предприниматель анализирует перспективы и возможные направления работы инвесторов с блокчейн-проектами.

ICO, которые стали популярным способом поддержки стартапов, заставляют инвесторов по-новому взглянуть на запуск новых проектов. Венчурные компании, такие как моя, понимают, что ICO способны полностью изменить то, как инновации внедряются в жизнь, но ни у кого нет абсолютно ясного представления, как это будет выглядеть на практике.

Сектор финтеха также оказался в растерянности, столкнувшись с ростом интереса к ICO-проектам. Видные компании, которые традиционно конкурируют за возможность инвестировать в компании на ранних стадиях их развития, пытаются совместно оценивать перспективы ICO и зачастую приходят к тому, что вкладывают средства сообща.

До последнего времени инвесторы в Кремниевой долине были одержимы поиском основателей проектов, которых отличало бы ясное понимание цели и чёткое представление о характере предполагаемого продукта или сервиса. Движущей силой развития всех великих компаний были стратегически мыслящие основатели, от Билла Хьюлетта и Дэвида Паккарда до Билла Гейтса и Марка Цукерберга. Таким образом, инвесторы были заняты поиском великих основателей и помогали им создавать компании, прогресс которых был обусловлен чутьём этих людей и грамотным руководством. Такая модель сохранялась около 50 лет.

Во многих отношениях она была благотворна для экономики. Мы создали множество компаний, которые оказали невероятное воздействие на нашу жизнь и дали работу огромному числу людей. Но эта модель также породила проблемы.

Самые крупные компании, которые аккумулировали внушительные ресурсы и влияние, ответственны за решения, влияющие на весь сектор и на миллиарды людей. В конечном счёте это влияние сейчас сосредоточено в руках небольшой группы предпринимателей, таких как Марк Цукерберг, глава Amazon Джефф Безос и основатель Google Ларри Пейдж.

Но вполне возможно, что в ближайшем будущем ситуация изменится. Подобно тому, как криптовалюта обязана своим появлением крайней неудовлетворённостью деятельностью банков, одной из причин распространения ICO стало отсутствие прозрачности и несовпадение интересов компаний и потребителей. ICO не просто разрушат традиционные модели работы компаний — они также могут изменить ситуацию, когда в рамках этой модели в руках крупных компаний сосредоточено всё влияние. Например, ICO могут мотивировать разработчиков благотворных для общества новаторских технологий, а широкомасштабные проекты на основе ICO, которыми управляют и владеют миллиарды людей во всём мире, — бросить вызов технологическим монополистам и распределить богатство за пределами круга, куда входит 1% сверхбогатых людей. Но, что самое важное, мы должны осуществлять работу ICO приемлемым и воспроизводимым образом. Сейчас ICO-безумие напоминает циклон экспериментов, ни один из которых пока не привёл к серьёзным коммерческим последствиям.

ICO основаны на блокчейне. Ключевой компонент блокчейна — его способность позволять двум структурам (или людям) обмениваться ценностями без центрального органа (такого, как фондовая биржа или банк), осуществляя транзакцию. Транзакции отслеживаются и выполняются с помощью программного обеспечения, которое функционирует на компьютерах, распределённых по всему миру. Этот механизм прекрасно подходит для выпуска своего рода акций на основе ПО, именуемых токенами. В эти токены могут быть заложены инструкции, диктующие правила инвестиции.

Токену не нужно быть пассивной долей в компании, подобно традиционной акции. Вместо этого он может включать обещание оказать услугу или предоставить продукт, как при сборе средств на платформе Kickstarter. Токены помогают управлять транзакциями и отслеживать их, благодаря чему отпадает необходимость в центральной фондовой бирже и правительства не могут с лёгкостью регулировать эти инструменты. Например, компания, проводящая ICO, может принять решение обнародовать финансовую информацию еженедельно — или ежегодно, или никогда — в зависимости от того, как хочет её руководство. Инвесторы знакомятся с этими правилами и решают, хотят ли они вложить деньги в такой проект.

ICO может быть совершенно децентрализованным средством создания коммерческого предприятия и управления им. Индивидуум или коллектив могут организовать ICO и запрограммировать в него все параметры деятельности структуры (чем она будет заниматься, как будет работать и т.д.) и запустить компанию, которая создаёт сама себя. Подобная схема — более изощрённая версия развития Википедии, в результате которого она стала крупнейшей энциклопедией на планете: вики установила правила написания и редактирования статей, а затем уже само сообщество пользователей стало создавать контент.

Может ли такая модель работать в реальной жизни? В мировой прессе получило широкое освещение предварительное ICO, в ходе которого основателю популярного мессенджера Telegram Павлу Дурову удалось собрать $1,7 млрд. Дуров намерен создать криптовалюту, которая позволит пользователям Telegram осуществлять платежи по всему миру. Но не стоит забывать, что Дуров собрал миллионы на глобальный проект, у которого пока нет продукта. Если он добьётся успеха, его криптовалюта сможет стать платформой для приложений и финансовых транзакций. Но, чем бы ни стала валюта, ей станут управлять заложенные в ICO правила, а не сам Дуров.

Вообразите построенные на блокчейне сервисы или приложения, которыми не сможет единолично распоряжаться ни одна компания или человек. Коллективная версия Facebook позволит пользователям и разработчикам чувствовать, что они в большей мере обладают контролем и меньше зависят от прихотей соцсети. Можно будет самому решать, какая степень приватности вам необходима или сколько вам должны платить люди, слушающие размещённую вами музыку. Я убеждён, что на определённой стадии кто-то запустит социальную сеть на блокчейне, которая установит приемлемые правила и станет привлекательной альтернативой Facebook.

Тем не менее как человек, давно инвестирующий в стартапы, я вижу пока не решённые проблемы ICO. В рамках большой группы людей достижение консенсуса требует дополнительных усилий и времени по сравнению с ситуацией, когда могущественный лидер издаёт указы. Польза для общества — прекрасное явление, но намерение её принести не даст никаких результатов до тех пор, пока авторы проекта не разработают и не запустят качественные продукты и услуги. А это непросто сделать, не имея структуры и преданной своему делу команды.

Похоже, что децентрализованная природа ICO зачастую приводит к хаосу. В ходе ICO в 2017 году компания Tezos собрала $232 млн., но сейчас идёт на дно. Создатели проекта конфликтуют между собой, участники ICO не могут получить доступ к купленным токенам, было подано как минимум четыре коллективных иска: Tezos обвиняют в нарушении законов о ценных бумагах и обмане людей, присоединившихся к ICO. Хотя и традиционные стартапы, поддерживаемые венчурным капиталом, порой приходят к аналогичному печальному концу.

Я мечтаю увидеть, как модель ICO вскоре достигнет успеха, поскольку считаю это благом для общества. Как правило, провинциальные предприниматели со смелыми идеями не могут даже встретиться с венчурными капиталистами высшего эшелона. ICO дают им возможность привлечь средства от широкого круга индивидуальных инвесторов, что должно способствовать финансовому успеху большего числа людей на большей территории.

Блокчейн в наши дни, как отмечали многие, во многом схож с интернетом в начале 1990-х, когда правила сети развивались, и только считанные единицы понимали, с какими целями её можно использовать. Подобно интернету, блокчейн — свободный протокол, на котором будут реализовываться все типы новых продуктов и услуг. Блокчейн станет движущей силой широкомасштабного процесса инновации, и наша задача как инвесторов заключается в том, чтобы поддерживать эти инновации и выводить их на рынок. Сейчас нам необходимо понять, как сделать это максимально эффективным образом.

С учётом возможностей, предоставляемых ICO, мы должны адресовать каждому из подобных стартапов ряд ключевых вопросов. Есть ли экономическое соглашение между компанией и её инвесторами или владельцами токенов? Нужен ли криптотокен для предлагаемой технологии, или это просто попытка воспользоваться ажиотажем в связи с криптовалютами? Собирает ли ICO адекватную сумму или безумные средства, которые никогда не сумеет выплатить? Кроме того, я считаю, что в наши дни более актуален вопрос о том, соответствуют ли правила ICO фундаментальным ценностям общества, чем о том, какова мотивация основателя.

Также замечу (пусть это суждение и покажется кому-то странным), что венчурные капиталисты должны отказаться от старого подхода к основателям проектов, когда речь заходит о новых блокчейн-алгоритмах. В конце концов, в будущем мы можем оказаться в ситуации, когда оправданность инвестиции станет рассчитываться только на основании кода блокчейна и white paper. И не будет конкретного основателя, с которым можно всё обсудить.