Простая теория CEO «криптобанка» Abra об ICO и о биткоин-буме 2017 года

Билл Баргидт — CEO «криптобанка» Abra, основанного на системе смарт-контрактов биткоина и лайткоина, которая позволяет пользователям хранить практически любую валюту на своих смартфонах.

В недавнем интервью с бизнес-ангелом Джейсоном Калаканисом на канале This Week in Startups Баргидт высказал своё мнение о криптобуме 2017 года. CEO Abra отметил важность одобрения биткоина правительством Японии и затронул истерию на рынке ICO.

По мнению Баргидта, ситуация вокруг биткоина и других криптовалют в 2017 году была вызвана одобрением со стороны японского правительства этой новой технологии. Он сказал:

Я считаю, что цена пошла вверх потому, что японское правительство дало благословение институциональным инвесторам, которые в свою очередь поддержали тренд. В японской культуре это выглядит иначе, чем, например, в США. Это действительно было похоже на благословение, которое звучало примерно как «Двигайтесь вперёд и процветайте!» или «Пожалуйста, сделайте это!» Так они и поступили.

По словам Баргидта, такой подход полностью противоречит тому, как люди обычно поступают в США, когда они сначала что-то пробуют, а затем просят прощения, поняв, что их стремления не очень законны.

Он отметил, что японских институциональных инвесторов к биткоину привлёк синдром упущенной выгоды (FOMO), охвативший и розничных инвесторов во всем мире, когда цена биткоина начала расти. Они начали выходить на рынок через такие сервисы, как биржа Coinbase, точнее, через её приложение — самое популярное в американском App Store в конце 2017 года.

Багридт добавил:

На Западе, по большому счёту, в криптовалютах нет никаких институциональных денег… Надо ещё посмотреть, когда институциональные инвесторы начнут вкладывать в них.

Бизнесмен также объяснил, что цена криптовалют зависит от количества покупателей, поскольку масса продавцов обычно ведёт себя инертно:

На самом деле есть большое количество владельцев, которые не заинтересованы в продаже. Если продавцов не так много, это означает, что объём продаж зависит от желающих купить, ведь количество продавцов относительно постоянно, что само по себе интересное явление.

По словам Баргидта, эти люди не заинтересованы в продаже независимо от того, какова цена — $1000 или $50 000.

В итоге долгосрочные ходлеры поддерживают минимальный нижний уровень цены биткоина. Ранний биткоин-инвестор Трейс Майер назвал таких держателей «хранителями последней инстанции».

По словам Баргидта, цена биткоина вернулась к реальности именно теперь, когда эйфория утихла.

В интервью Баргидт также затронул проблему мошенничества в ICO и выделил токены двух конкретных категорий: те, которые близки к традиционным ценным бумагам, и служебные токены. Он объяснил:

За последние полтора года большинство ICO-стартапов пытались позиционировать свои токены как служебные, а это означает, что они не подлежат регистрации в SEC по обычным правилам. В таком случае ICO-компания не может претендовать на предложения от AngelList. 

По мнению Баргидта, многие из предлагаемых служебных токенов — это просто ценные бумаги в обёртке новых технологий. Он добавил, что юристы многих компаний подталкивают предпринимателей на этот сомнительный путь. Об этом, кстати, ранее заявлял председатель SEC Джей Клейтон.

Баргидт отметил, что ICO, по сути, заменяют традиционный раунд финансирования от «друзей и семьи», для которого, как правило, достаточно white paper:

Вы действительно должны быть убеждены в том, что человек, которому вы отдаёте деньги, с ними не исчезнет. Вы думаете, что рядовой ICO-инвестор и инвестор-ангел играют в одну и ту же игру? Ответ: разумеется, нет. С точки зрения статистики у первого шансы заработать равны нулю. Однако люди не думают об этом, потому что токены мгновенно становятся ликвидными.

Немедленная ликвидность токенов часто означает, что участники пресейла больше заинтересованы в продаже токенов через биржу, а не в долгосрочном инвестировании в проект.

Баргидт отметил три проекта, которые он считает легитимными: Bancor, Orchid и EOS. Тем не менее он не инвестирует в ICO, поскольку считает, что это противоречит его деятельности в Abra.

По материалам CoinJournal