Большинство ведущих ICO 2017 года оказались централизованными

Исследователи из Университета Пенсильвании 18 июля опубликовали отчёт, озаглавленный «Капитализм монет» (Coin-Operated Capitalism). Это документ — результат «междисциплинарного проекта, охватывающего закон, экономику и компьютерную науку», как выразился профессор права Дэвид Хоффман.

Исследователи проанализировали 50 ведущих ICO, общая рыночная капитализация которых составила $3,8 млрд., а совокупная прибыль — $2,6 млрд. Хоффман поясняет:

Мы рассмотрели 50 ведущих ICO 2017 года, проанализировав их white paper, условия и положения, все доступные коды и все публикации в социальных сетях.

Один из ключевых выводов, к которому пришли исследователи, состоит в том, что многие ICO не обещали инвесторам защиту от инсайдерских сделок. Иначе говоря, не было никаких гарантий, что токены не станут объектами накачки и сброса со стороны «китов» и не подвергнутся другим рыночным манипуляциям.

Что хуже, многие проекты, которые прямо давали такие обещания, в итоге не реализовали их в своём коде. Итак, обещания не сдержали:

  • 80% из 37 проектов, обещавших вестирование;
  • 25% из 32 ICO, обещавших ограничение запаса токенов;
  • 35% из 17 проектов, обещавших сжечь монеты.

 

Кроме того, из десяти проектов с токенами, которые можно модифицировать (таких как Bancor), только четыре предупредили об этой возможности на английском.

Исследователи пришли к выводу, что инвесторы не реагировали на отсутствие включённого в код регламента корпоративного управления, покупаясь на обещания саморегуляции и отказа от посредников.

Значительное число ICO также преувеличили в своих декларациях реальный уровень децентрализации, поскольку их деятельность по-прежнему требует доверия и централизованного принятия решений. Он пишет:

Удивительно, что в сообществе, известном своей технолибертарианской верой в силу «доверия, не требующего доверия» (на основе тщательно разработанного кода), значительная часть игроков сохранила централизованный контроль, позволяя управляющим структурам проекта модифицировать неразглашаемый код.

Подобные возможности модификации были обнаружены, например, в Polybius. Код смарт-контракта этого проекта подвергся изменениям, далеко выходящим за рамки «простых изменений в правилах голосования владельцев токенов».

Выводы исследователей также подорвали веру в идеи о том, что «код — это закон», а саморегуляция реально работает. С одной стороны, инвесторы должны доверять команде разработчиков, чтобы на свет мог появиться продукт, который последние рекламируют в своём white paper. С другой стороны, они должны верить в то, «что старомодные правила использования будут опираться на обычное договорное право, или в то, что код, который по сути никто не станет расшифровывать (или не сможет сделать это), позволит выполнить данные обещания».

Неудивительно, что пока 92% блокчейн-проектов терпят крах, а средняя продолжительность жизни стартапа составляет 1,22 года. Не стоит также забывать, что более 80% проектов оказались мошенничеством, о чём свидетельствуют данные другого свежего отчёта.

Учёные пришли к следующему заключению:

По мере того как смарт-контракты станут играть всё более важную роль в транзакциях, суды и регуляторы будут неизбежно сталкиваться с ними в рамках повседневной практики. Возможно, перед юристами встанет задача определить качество смарт-контракта, чтобы решить, действительно ли его авторы выполнили обязательства, предусмотренные в бумажном контракте или в базовом законе.

Напомним, недавно Комиссия по ценным бумагам и биржам США заявила, что «децентрализованные» криптовалюты, такие как биткоин и эфириум, не относятся к ценным бумагам. Данные исследования сотрудников Университета Пенсильвании о том, что многие токены централизованы, дают SEC основание посчитать их незарегистрированными ценными бумагами.