Виталик Бутерин: Криптовалюты — это культурная эволюция, и потому они привлекательны

Американский экономист Тайлер Коуэн в своём подкасте Conversations with Tyler обсудил с Виталиком Бутериным то, над чем сегодня размышляет и работает создатель эфириума. Предлагаем вам несколько выдержек из этого объёмного интервью. Оригинал опубликован на Medium.

О криптоэкономике

Я бы сказал, что криптоэкономика — это прежде всего экономика. Не похоже на то, что мы строим совершенно иное общество с параллельной экономикой и другими правилами; это экономика, основанная на определённых условиях. Но тогда вы должны спросить себя: «Какие это условия?» Ответ будет состоять из нескольких частей.

Прежде всего какие-либо механизмы, которые заложены в основу криптоэкономики, должны быть полностью и точно определены — не по стандартам судьи, а по стандартам программиста. Это значит, что вы ограничены очень во многом.

Например, в криптоэкономике вы не можете сказать, что подкупать людей незаконно, потому что нет простого способа определить понятие взятки. Если кто-то действительно хочет подкупить кого-то, он может просто пойти и сделать это за пределами протокола, и протокол никак на это не повлияет.

Каковы бы ни были ваши правила вознаграждений или штрафов внутри механизма, они должны быть указаны как часть кода Solidity, Viper или любого другого языка программирования, который вы используете. Это гораздо более жёсткое ограничение, если сравнивать с политиками, которые пишут законы.

Ещё один аспект заключается в том, что все участники анонимны; на практике это значит, что вы не сможете отнять у людей всё. Если у меня будет 70 эфиров и я поставлю эти 70 эфиров, то худшее, что вы можете со мной сделать, — отнять эфир.

Вы не сможете бросить меня в тюрьму. Вы не сможете изгнать меня из общества, лишить возможности снова зарабатывать деньги, потому что я всегда смогу просто сменить личность. Но, поскольку я готов сделать свой эфир уязвимым для механизма, у вас есть возможность мотивировать меня в этом плане.

В целом криптоэкономика берёт экономику с этими конкретными ограничениями, а затем объединяет идеи из сфер, которые довольно близки к криптовалютам — в частности, криптографии, теории информации, математики и распределённых систем, включая все исследования по консенсусным алгоритмам, хеш-функциям, подписям, доказательствам с нулевым разглашением и то, что мы знаем обо всех этих примитивах.

О «мировом компьютере»

(Если бы вам нужно было 40 лет назад объяснить блокчейн очень умному человеку, который знал бы о компьютерах, но не имел понятия о криптовалюте, как бы вы кратко это сделали?)

Одна из аналогий, к которой я продолжаю возвращаться, — это концепция «мирового компьютера». Суть этой идеи в том, что блокчейн в целом функционирует как компьютер. Он имеет жёсткий диск, на котором хранятся все аккаунты.

Он хранит код и память всех смарт-контрактов. Он принимает входящие инструкции, которыми являются подписанные транзакции, отправленные группой разных пользователей, и обрабатывает их в соответствии с определённым набором правил. На блокчейне вы можете создать всё то, что вы можете создать на компьютере. С точки зрения компьютерной науки вы можете думать о нём как о компьютере.

Но, помимо всего прочего, это дополнительная гарантия доверия. Гарантия, что компьютер будет работать в соответствии с вашими ожиданиями и что несколько человек не могут лишить вас этой гарантии. Он не сделают этого, если уйдут из бизнеса, взломают вас, умрут, доведут свою компанию до банкротства, решат однажды стать злыми, решат, что у них есть монополия, и начнут действовать по-другому.

О себе

Я знаю, что у люди по-разному относятся к моему влиянию в индустрии. Я отчасти объясняю это тем, что инновации в криптоиндустрии — это не просто технологические или политические инновации. Это также в значительной степени культурные инновации. Я говорю с людьми на разных конференциях и просто отвечаю на случайные сообщения на Reddit. Я стараюсь сделать себя максимально доступным в нескольких плоскостях, попытаться объединить разных людей из разных сообществ, выполнить какую-то функцию социальной координации, которая, вероятно, с точки зрения экономиста аналогична некоторым аспектам управления, но без аспектов, напоминающих централизованный контроль.

И не только я один. Это сообщество эфириума. Это другие криптосообщества. Я думаю, что, определённо, есть смысл в том, что криптосообщество находится в эпицентре всех этих культурных идей о том, как должны организовываться проекты, что значит быть лидером, что значит быть разработчиком, что значит быть частью проекта, что значит быть частью команды.

О сообществе

В сообществе эфириума есть разные группы, некоторые частично пересекаются, а некоторые нет, и есть разные идеи о том, что значит участвовать в эфириуме. Например, вы можете быть штатным сотрудником организации в Швейцарии под названием Ethereum Foundation или её форпоста в Сингапуре под названием Ethereum Asia Pacific Limited.

Вы можете быть тем, кто получил грант от Ethereum Foundation. Вы также можете быть носителем идеи, которой хотите поделиться с нами. Вы можете быть кем-то, кто работает над эфириумом. Определённо есть люди, которые работают вне формальной организации Ethereum Foundation, но внесли гораздо больший вклад, чем некоторые люди из фонда. Я думаю, что отчасти в этом причина многих успешных инноваций.

Вы можете вести тот же образ жизни, что и я, или работать в какой-то традиционной компании и получать гранты от фонда на ваши проекты. Вы можете работать над каким-то приложением эфириума и быть внештатным сотрудником. Вы можете быть одиноким волком, работающим дома. Вы можете выбрать любую комбинацию, которую захотите.

Я думаю, отчасти именно это делает криптовалюты привлекательными, поскольку они становятся не просто децентрализованным сопротивлением цензуре. Они — это культурная эволюция, которая включает в себя многие аспекты децентрализации с точки зрения образа жизни, сотрудничества и создания продуктов.

О централизации биткоина

В биткоине есть один человек, Джихан Ву, который контролирует два крупнейших майниновых пула: на них приходится 42% хешрейта сети. Этого недостаточно, чтобы совершить атаку 51%, но достаточно для эгоистичного майнинга (selfish mining), который снизит прибыль других людей до такой степени, что они уйдут с рынка и вы сможете совершить атаку 51%.

Конечно, это пулы, но, по моему мнению, очень значительная часть из этих 42% на самом деле приходится на его собственное оборудование. Мы привыкли к этому, и поэтому, я думаю, люди недооценивают олигополию и наличие доверия внутри систем Proof-of-Work. Пользователи биткоина уже доверяют Джихану Ву и Вану Чуну в том, что те не будут совершать атаки 51% каждый день. Они кажутся достаточно хорошими или по крайней мере рационально корыстными, чтобы этого не делать, но, определённо, это институциональное доверие.

Об оценке криптовалют

Я много думал об этом и всё ещё не уверен в том, каким должен быть лучший ответ, потому что в конечном счёте всё сводится к тому, как используется криптовалюта.

Один из способов оценки — это рассматривать криптовалюту как своего рода корпорацию, которая получает доход за счёт транзакционных сборов, особенно в том случае, если сборы за транзакцию либо сжигаются, либо перераспределяются на проверки валидатора в системе Proof-of-Stake.

В этом случае вы можете взять простую модель и сказать, что оценка криптовалюты — это чистая стоимость транзакционных сборов, которые она получает. Само по себе это неожиданно даёт довольно приличные оценки.

Например, комиссии за транзакции в эфириуме в последнее время, как правило, составляют около $500 000 в день, а это около $180 млн. в год. То есть, если вы захотите оценить капитализацию эфириума на рынке в качестве корпорации, то коэффициент «цена/прибыль» находится где-то ниже $200 млн., что довольно много для компании, но не представляет собой до абсурда завышенный показатель.

Вы также можете попытаться оценить криптовалюту в контексте криптовалютных бирж. Тогда у вас есть формула MV=PT и остальные модели.

Также есть модель средства сбережения ценности, согласно которой люди держат криптовалюту из-за ожидания того, что в будущем её будет держать больше людей потому, что люди продолжат становиться богаче, а население — расти. По мере достаточно медленного роста цен это может быть обеспечить стабильность в долгосрочной перспективе. Есть много людей, которые продвигают эту модель средства сбережения ценности.

Мой практический ответ такой: я действительно не знаю, и если вы хотите разработать устойчивую криптовалюту, то я определённо считаю, что важно иметь историю о том, почему она будет сохранять свою ценность в различных экономических моделях.